понедельник, ноября 26, 2007

Кошки в Москве

"Кошки — рискованный бизнес: однажды в питомнике Румянцевой они заболели, умерло несколько выводков, и за полгода она не заработала ни копейки"

Для кого-то кошки - члены семьи и радость в доме, а для кого-то, как пишут "Ведомости" - бизнес. Таких бизнесменов мы нашли 23 команды - это владельцы фенологических питомников, находящихся в Москве.

Зоомагазины для Вас (155 магазинов) нами собраны здесь и здесь.

А теперь снова про Румянцеву:
Кастраты в добрые руки

Фото: Д. Гришкин

"Питомник длинношерстных шотландских кошек Rumfold Надежда Румянцева создала восемь лет назад и в первый год продала 15 котят, заработав около $4000. Сейчас питомник выпускает в мир около 1000 котят ежегодно, а его годовой оборот достигает 30 млн руб.

Rumfold находится в подмосковном Ликине-Дулеве. Там же Румянцева родилась, училась и работала хирургической медсестрой. «В смутные времена я стала челночить, — рассказывает Румянцева. — А в 1993 г. муж подарил мне котенка, который через три дня умер. Я поплакала, отвезла трупик заводчице и получила в обмен беременную персидскую кошку, которая родила пятерых котят. Их я понесла продавать. Цену в $100 за котенка назначала от фонаря и, когда их раскупили, была страшно удивлена». На вырученные деньги Румянцева купила вторую кошку, кота-перса, начала выставлять животных и, что называется, втянулась.

Персов на шотландцев

«На выставке мне предложили привезти из США очень породистого перса. Муж как раз продал машину за $1200, я взяла $1100 и купила этого кота. Мама со мной два месяца не разговаривала, муж начал пугать разводом, — вспоминает Румянцева. — А в 1997 г. я впервые увидела длинношерстную шотландскую кошку и влюбилась. Начала искать такую и нашла — целых двух. Одну купила за $600, другую взяла на условиях, что отдам заводчице двух котят. Потом за $250 купила кота, когда появились котята, продала их по $300-400 каждого. А персов раздарила. Тогда же начала посещать курсы: генетики, фелинологии, груминга, судейства на выставках».

«У Нади есть желание экспериментировать, выводить новые окрасы», — говорит президент ассоциации «Кэтфолд», владелица питомника Jollycat Светлана Жабровец. В 1999 г. Румянцева зарегистрировала питомник Rumfold в международной ассоциации любителей кошек CFA (The Cat Fanciers' Assotiation).

Спасли от нищеты

С 1997 г. Румянцева торговала котятами на ВВЦ. «Организаторам выставки-продажи надо было платить 10% с продажи котенка, — объясняет Румянцева. — Семь лет я проводила там все выходные. Ездила на электричке с котятами, клетками, горшками, мисками». Надежда не скупилась на рекламу: печатала буклеты, раздавала их посетителям ВВЦ, разносила по магазинам, салонам красоты… «Стыдно не было, потому что с первой же кошки моя семья смогла не только есть, но и нормально одеваться. Кошки спасли нас от нищеты», — признается Румянцева. Два года назад она, ее муж и трое детей переехали в коттедж. «Когда мы въехали, в доме были отделаны только две крохотные комнатки для нас, ванна и весь второй этаж для кошек», — смеется Румянцева.

Месть конкурентов

«Два года назад мою кошку, победительницу Гран-при Royal Canin, отравили во время выставки. При вскрытии в крови животного обнаружились фенолосодержащие вещества», — делится Румянцева. «Два-три раза в год на выставках травят выдающихся животных, — комментирует фелинолог, эксперт международной категории, владелица питомника “Русские кошки” (американские керлы) Светлана Пономарева. — Однажды на выставке отравили двух моих котов, один из которых шел на титул лучшего в России. Я вызвала ветеринарку, их откачали. Кота я потом продала за границу — от греха подальше». «Я неделю убивалась по той отравленной кошке, — признается Румянцева. — Теперь выставляю животных в закрытых пластиковых клетках».

Рискованный бизнес

Животных пэт-качества, так называемых «домашних любимцев», Румянцева продает по себестоимости — около 7000 руб. (Во столько обходится трехмесячное содержание любого котенка (включая ветеринарную предпродажную подготовку), вне зависимости от соответствия стандартам. Содержание взрослого животного с учетом того, что участие в выставке стоит от 1500 до 2000 руб., обходится в среднем в $1500 в год.) Котята брид-качества (годятся для разведения) стоят руб. Котята шоу-качества, потенциальные призеры выставок, стоят от 1000 до 2500 евро, а стоимость котенка топ-шоу-качества — до 5000 евро. «В год у меня не больше пяти таких котят. На них приходится 20 брид-качества и 40 пэт-качества, и всех надо содержать».

«Шотландские кошки — самая сложная порода для разведения. В полтора месяца у котенка могут быть все признаки шоу-качества, а в три месяца он превратится в животное брид-качества», — рассказывает Жабровец. «На кошках сделать деньги невозможно, в этом бизнесе слишком много случайных факторов», — категорична Пономарева.

Опыт Румянцевой опровергает мнение коллег. В год Rumfold приносит около 1000 котят, в том числе и алиментных (из потомства кота, которого питомник предоставляет другим заводчикам), по средней цене 30 000 руб. Годовой оборот питомника приближается к 30 млн руб. «В Румянцевой любовь к кошкам сочетается с даром предпринимателя», — отмечает владелец гостиницы для кошек Cats Dream Hotel, маркетолог Максим Кивва.

50% покупателей Rumfold — заводчики, 50% — небедные люди. «Мы купили шотландского котенка на Птичьем рынке за 3500 руб., он заболел, мы вбухали в его лечение еще 7000 руб., но он все равно умер, — рассказывает сотрудница налогового управления Юлия Воронова. — Потом купили у Надежды котенка за 18 000 руб. По сравнению с тем, сколько слез я потратила на первого котенка, это ерунда». «$800 — разве это деньги за члена семьи?» — рассуждает юрист Сергей Гуторенко.

Ради породы

Перед продажей Румянцева кастрирует почти всех котов. Это обычная практика: например, Пономарева тоже лучших животных оставляет у себя.

По оценкам Румянцевой, в России не больше 10 серьезных заводчиков шотландских кошек. По мнению Жабровец, их не больше пяти. «Бизнес страдает от мелких заводчиков, которые ради быстрых денег продают больных котят и портят репутацию себе и другим», — говорит Румянцева. Крупные же заводчики считают друг друга коллегами. «С Румянцевой мы делимся и опытом, и производителями. Невозможно развивать породу без обмена», — говорит Жабровец".


Статистика:

По подсчетам маркетолога Максима Киввы, в Москве около 1,2 млн домашних кошек. «Объем спроса для Москвы — примерно 100 000 котят в год. Породистый котенок не может стоить менее $100-150, поскольку затраты на прививки, подращивание, ветеринарный контроль достаточно высоки. К этому надо добавить затраты на участие родителей в выставках, покупку иностранных производителей, оплату работы персонала выставок и т. д. Исходя из этих цифр емкость только московского рынка котят можно оценить минимум в $5-10 млн», — полагает Кивва.

Источник: Елена Мулярова, Ведомости, 26.11.2007

1 комментарий:

Арртём комментирует...

Я молодой предприниматель владелец питомника. Полностью согласно, что бы получить котенка хорошего качества надо вложить деньги. Большинство преобретателей котят этого не понимают.
Вывод мои кошки не для бедных.